Об отношении к Посланникам в России

Елена Петровна Блаватская

Елена Петровна Блаватская
Елена Петровна Блаватская

Елена Петровна Блаватская была русской женщиной. Её миссия была международной, но тем не менее сама она была русской и любила свою Родину, в которой не могла находиться. Она большую часть жизни страдала от того, что вынуждена была находиться в других странах, где разные силы, пользуясь её иностранным происхождением, неоднократно разворачивали против неё различные информационные компании и прямые провокации. В подтверждение этих слов приводим несколько фрагментов из статьи А.В. Владимирова «Русская Блаватская» [1]:

«Ну, вот я и обманщица, и шпионка! Я у них как бельмо на глазу, потому что не своя, а русская; вот и произвели в оплачиваемого агитатора [России]. Господи! Узнаю свою вечную долю: пользоваться дурной славой, не имея от этого никакой выгоды. Уж хоть бы, в самом деле, родной России какую пользу принесла, а то всего только и было, что отрицательная польза: почти все редакторы лучших газет в Индии – мои друзья-приятели – прекрасно знали, что каждое их слово против России режет меня по сердцу, ну и воздерживались! Вот и вся моя услуга родине, навсегда потерянной…»

8 июля 1878 года Блаватская стала первой русской женщиной, принявшей американское гражданство. Это волей-неволей случилось вскоре после заключения мира с Турцией. Американское гражданство открывало ей свободное проникновение во многие страны, закрытые теперь для русской, упрощало посещение колониальной Индии. Один американец, умирая, завещал ей своё имение. Для получения его нужно было выполнить эту простую формальность, но она сильно переживала за те дежурные слова, которые пришлось повторить за судьёй:

«Только что вернулась из верховного суда, где принимала присягу в верности Американской республике, – писала она. – Теперь я равноправная с самим президентом Соединённых Штатов гражданка… Это всё прекрасно: такова моя оригинальная судьба. Но до чего же противно было повторять за судьёй тираду, которой я никак не ожидала, – что-де, я, отрекаясь от подданства и повиновения императору Всероссийскому, принимаю обязательство любить, защищать и почитать единую конституцию Соединённых Штатов Америки… Ужасно жутко мне было произносить это подлейшее отречение!.. Теперь я, пожалуй, политическая и государственная изменница?.. Нечего сказать!.. Только как же это я перестану любить Россию и уважать государя?.. Легче языком сболтнуть, чем на деле исполнить».

И точно, – какой она была всю жизнь горячей патриоткой, такой и осталась. Она ещё долго продолжала, как и во всё время войны, присылать деньги на русских раненых, и даже первые выручки, полученные за «Изиду», пошли на ту же цель. Всё, что получала она в то время за статьи в русских газетах, всё шло целиком на Красный Крест и на бараки кавказских раненых.

<…>

Когда ранней весной 1881 года случилось убийство Александра II, Блаватская сильно заболела, поражённая и до глубины души потрясённая ужасным происшествием. Она писала:

«Господи! Что ж это за ужас? Светопреставление, что ли у вас?.. Или Сатана вселился в исчадия земли нашей русской! Или обезумели несчастные русские люди?.. Что ж теперь будет? Чего нам ждать?!.. О, Господи! Атеистка я, по-вашему, буддистка, отщепенка, республиканская гражданка, а горько мне! Горько! Жаль царя-мученика, семью царскую, жаль всю Русь православную!.. Гнушаюсь, презираю, проклинаю этих подлых извергов – социалистов!» «Пусть все смеются надо мной, но я, американская гражданка, чувствую к незаслуженной мученической смерти царя-самодержца такую жалость, такую тоску и стыд, что в самом сердце России люди не могут их сильнее чувствовать».

Её журнал «Теософист» вышел в траурной обложке. Это было внимание Олькотта к её чувствам. Сама она лежала больная. Придя в себя, она написала в синнеттовский журнал «Пионер» превосходную статью обо всём, что свершил царь Александр II, и очень была довольна тем, что большинство газет её перепечатали.

Отношение к Посланникам Великого Белого Братства: Елена Петровна Блаватская

Она писала своей сестре: «Я отдала туда всё, что могла вспомнить, и представь себе, они не выбросили ни одного слова и некоторые другие газеты перепечатали это. Но всё  равно, первое время, когда я пребывала в скорби, многие спрашивали меня: “Что это значит? Разве вы не американка?” Я так разозлилась, что послала что-то вроде отповеди в “Бомбей газетт”:

“Не как русская подданная надела я траур, – написала я им, – а как русская родом! Как единица многомиллионного народа, облагодетельствованная тем кротким и милосердным человеком, по которому вся родина моя оделась в траур. Этим я хочу высказать любовь, уважение и искреннее горе по смерти Царя моих отца и матери, сестёр и братьев моих в России!”

 Эта моя отповедь заставила их замолчать… Теперь они знают причину и могут отправляться к дьяволу».

Ей прислали портрет царя в гробу. «Как посмотрела я на него, – пишет она тётке своей Н.А. Фадеевой, – верь не верь, должно быть помутилась рассудком. Неудержимое что-то дрогнуло во мне, да так и подтолкнуло руку мою и меня саму: как перекрещусь я русским большим крестом православным, как припаду к руке его, покойника, так даже остолбенела… Это я-то, – старину вспомнила, – рассентиментальничалась. Вот уж не ожидала».

<…>

Блаватская обладала особыми, как их называют сегодня, «паронормальными» способностями, за которые одних в прочие века сжигали, а других возводили в ранг пророков и святых. Желиховская, сестра Блаватской, описывает православное благословение, данное молодой Елене Петровне одним из будущих иерархов Православной Церкви, узнавшим об этих её способностях:

«По дороге, именно в Задонске, у обедни, её узнал преосвященный Исидор, бывший экзарх Грузии, который впоследствии стал митрополитом Киевским, а затем Новгородским, Санкт-Петербургским и Финляндским, и который находился тогда проездом из Киева. Он знал её ещё в Тифлисе и прислал служку звать её к себе. Преосвященный расспрашивал её ласково, где и как она странствовала, куда едет и пр. Заметив вскоре окружавшие её феномены, владыка обратил на них внимание. С большим интересом расспрашивал, задавал вопросы мысленно и, получив на них толковые ответы, был ещё более изумлён…

На прощание он благословил её и напутствовал словами, которые навеки остались ей памятны и дороги как мнение об исключительном даре её просвещённого иерея православной церкви. Он сказал:

“Нет силы не от Бога! Смущаться ею вам нечем, если вы не злоупотребляете особым даром, данным вам… Мало ли неизведанных сил в природе? Всех их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими. Он преодолеет и, со временем, может употребить их на пользу всего человечества… Бог да благословит вас на всё хорошее и доброе”» [1].

А что Родина сделала для неё?

Как Родина отнеслась к оставшемуся после неё наследию – бесценным книгам, раскрывающим нам правду о нашей собственной истории?

Прошло почти 150 лет с момента издания «Тайной Доктрины». Осмысленны ли содержащиеся в этой книге знания передовыми умами России? Преподаются ли они в школах и ВУЗах?

Нет, с ранних лет нам продолжают внушать «научные» теории о том, что мы произошли от мутировавшей 2 миллиона лет назад в Африке обезьяны.

Огромные мегалитические постройки, дольмены, менгиры, разбросанные тут и там на планете, в том числе и в России, как живые свидетельства об их строителях – великанах предшествующих Рас игнорируются, замалчиваются, обходятся стороной.

Знание, которое могло бы примирить Веру и науку попросту отвергнуто.

Мы добровольно выбираем оставаться абсолютно невежественными по многим важным вопросам.

Рассмотрим следующий пример.

Царская Семья

Ранее в этом труде говорилось, что при начале новой Расы Бог посылает своих избранных, которые призваны осуществлять Божественное руководство. Это Божественные Династии – истинные Помазанники Божьи, которым дозволяется осуществлять руководство над странами и народами. Власть таких Помазанников воистину от Бога, поэтому это высшая форма правления:

«Сатурн, зная, что человек не мог управлять человеком без того, чтобы несправедливость не затопила, в конце концов, весь мир, вследствие его прихотей и тщеславия, не позволял ни одному из смертных приобрести власть над себе подобными. Чтобы выполнить это, Бог воспользовался теми же способами, какие мы сами употребляем в отношении наших стад. Мы не ставим быка или барана во главе наших быков и баранов, но даем им водителя, пастуха, то есть существо, совершенно отличного вида от них и высшей природы. Именно так поступил Сатурн. Он любил человечество и поставил во главе его не смертного царя или правителя, но «Духов и Гениев (δαίμονες) божественной природы, более совершенной, нежели природа человека» [Е.П. Блаватская “Тайная Доктрина”, Т.2 с. 433].

И Бог более ста лет назад дал России таких пастырей – последнего русского Царя и его семью.

Отношение к Посланникам Великого Белого Братства: Царская Семья
Император Николай II и члены его семьи.

Семь Посланников Божьих были воплощены в России: Государь Император Николай II, его супруга Александра Фёдоровна и пятеро их детей – царевич Алексей и четверо Великих Княжон: Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия.

Их миссия состояла в том, чтобы обеспечить просвещённое правление России и построить общество Золотого Века – создать благоприятные условия для пришествия в воплощение представителей новой Шестой Коренной Расы.

Семь Посланников были преданы мученический смерти. Любой из смертных в такой ситуации отвернулся бы и дал стране, в которой это произошло, пожинать плоды собственного невежества.

Милосердие Бога не сопоставимо с людским, и Бог вновь предпринимает попытку образумить народ России.

Семья Рерих

Посланники Великого Белого Братства: семья Рерих
Семья Рерих. Слева на право: Николай Константинович, Елена Ивановна, Юрий и Святослав Николаевичи.

В 1926 в качестве посла Махатм Востока в Москву приезжает Николай Константинович Рерих с супругой Еленой Ивановной и старшим сыном Юрием. Во время этого визита Н.К. Рериху удаётся встретиться со многими влиятельными представителями руководства Советской России. Через наркома иностранных дел Г.В. Чичерина он передаёт Послание Махатм Востока новому правительству России и ларец со священной землёй. Миссией Рерихов было повлиять на верховные должностные лица и предложить высшее руководство строителям коммунизма. Однако руководители страны не отнеслось должным образом к Посланию Махатм. От возможного преследования Рерихов спасла внезапная смерть Дзержинского, и они вынуждены были спешно покинуть сначала Москву, а затем Россию.

А как обошлась страна с наследием великого художника – бесценными картинами и вещами, собранными во время восточных экспедиций?

Значительная часть первой половины этого наследия, привезённой старшим сыном Юрием Николаевичем в СССР присвоена государством, а оставшаяся и вовсе разграблена после его смерти.

Общественный музей, для которого младший сын – Святослав Николаевич безвозмездно передал вторую половину наследия, фактически был ликвидирован в 2017 году, часть находившихся в фонде музея картин изъята государством.

<…>

Что сейчас может помочь России?

Если обратиться к истории, то Россию всегда спасало только одно – Божественное Чудо. И это Чудо становилось возможным благодаря героическому подвигу, на который шли сыны и дочери России в те моменты, когда казалось, что уже нет выхода, и всё кончено.

Так было на Куликовом поле.

Так было при Минине и Пожарском в Смутное время.

Так было во время Бородинского сражения.

И так было во время битвы под Москвой в 1941-1942 гг.

Будет ли так на этот раз?

Это зависит от каждого из нас.

Статью подготовил Кирилл Красников

Литература

  1. Владимиров А.В. “Русская Блаватская”. Электронный ресурс. URL: http://www.vav.ru/book.php?idbook=55&idpart=92&idchapter=242&idsub